Что слышно о европейском истребителе 6-го поколения?

Гость из прошлого

Концепцию европейского авиационного комплекса нового поколения начали прорабатывать намного раньше, чем можно предположить. Даже если убрать начинания, которые имели место в 80-е и 90-е годы (грубо говоря, наследие холодной войны), останется много идей, которые, если говорить прямо, реализовать не получилось. Здесь можно вспомнить программу Future Offensive Air System или FOAS, направленную на то, чтобы заменить ударник Королевских ВВС — самолет Tornado GR4.



Программу FOAS отменили в июне 2005 года, заменив на Deep and Persistent Offensive Capability (DPOC), которую тоже потом отменили. В 2012 году Франция подписала Меморандум о присоединении к британской программе в рамках беспилотной боевой воздушной системы будущего Future Combat Air System (FCAS), в основе которой могли лежать демонстраторы технологий Taranis и Dassault nEURON. Это, напомним, крупные БПЛА с задатками ударников, способные в теории быть малозаметными.

И тут возникает более серьезная путаница, ведь анонсированный недавно проект создания франко-немецкого истребителя тоже называется FCAS (в английском варианте) или SCAF (во французском, то есть, Système de combat aérien du futur). Вишенкой на торте в этом океане хаоса стало то, что Франция формально не разрывала всех связей с Британией, если говорить о первом Future Combat Air System, хотя новый европейский истребитель уже создается без участия специалистов Туманного Альбиона.

Но это, скорее, формальность. Уже давно понятно, что будущий франко-германский оборонный союз будет только крепнуть, оказавшись зажатым между Россией и США. В то же время заклятые старые враги (и не менее заклятые новые союзники) будут делать все, чтобы держать британцев подальше от своих новых разработок. Попросились на выход — значит выходите: такова позиция теперешних хозяев ЕС. 

В этой связи генеральный директор Dassault Aviation Эрик Траппье сказал недавно примерно следующее: «Brexit имеет тенденцию поглощать энергию и финансы нашего британского партнера, который не всегда готов к осуществлению амбициозных проектов с нами».

Но это уже детали, ведь еще в прошлом году член французской парламентской комиссии по иностранным делам Дидье Квентин отметил, что Франция «только что отказалась от совместного демонстрационного проекта по боевым беспилотникам в рамках Future Combat Air System (FCAS)». Вопрос, можно сказать, закрыт.

Ударим вместе

А теперь постараемся прямо ответить на вопрос, что именно сейчас создают европейцы. Еще в 2017 году Airbus Defense and Space неожиданно провела презентацию концепта истребителя нового поколения New Fighter, который согласно озвученной идее, станет частью системы FCAS. Однако это был лишь концепт, появившейся после фактического сворачивания франко-британской инициативы. 

Важно другое: в апреле прошлого года министр обороны Франции Флоранс Парли и глава немецкого Минобороны Урсула фон дер Лейен подписали соглашение о старте работ над проектом боевого самолета, который сменит Dassault Rafale и Eurofighter Typhoon в 2035-2040 годах.

Уже в июле 2018 года компания Dassault Aviation в своем ролике показала первое изображение самолета, который был мало похож на «эйрбасовский» New Fighter. На представленном изображении можно видеть пилотируемую боевую машину, у которой нет вертикального оперения, а также свойственного «французам» переднего горизонтального оперения. Такой вот минимализм. 

Условным наименованием для самолета выбрали New Generation Fighter (NGF), в то время как обозначением всей программы стал уже привычный FCAS или SCAF. Напомним, что в рамках новой программы намерены создать не только истребитель, то также и новые БПЛА, а еще новые системы разведки, наведения и управления. Если говорить кратко, то это самая амбициозная европейская военная программа. Посоперничать с ней в Старом свете вряд ли кто-то сможет. 

Важно отметить, что проект NGF не стоит на месте. Фактическое рождения общеевропейского истребителя будущего состоялось в феврале 2019 года, когда Франция и Германия подписали соглашение о старте концептуального этапа научно-исследовательской работы в рамках программы истребителя нового поколения.

«Этот новый шаг — краеугольный камень для обеспечения европейской стратегической автономии в будущем. Мы, Dassault Aviation, мобилизуем свои возможности в качестве системного архитектора и интегратора, чтобы соответствовать требованиям наций и сохранить наш континент в качестве мирового лидера в области создания систем воздушного боя», — заявил в связи с этим упомянутым выше событием Эрик Трапье. 



Если сказать кратко, то французы подтвердили информацию о ведущей роли Dassault Aviation в деле создания нового самолета. Это важно, так как у них есть опыт, которого нет у Германии. Дело в том, что немцы не создавали своих сугубо национальных истребителей с момента окончания Второй мировой войны. Eurofighter Typhoon — общеевропейская разработка. 

А еще в феврале 2019 года стало известно, что к разработке франко-немецкого истребителя присоединилась Испания. Соглашение было подписано испанским министром обороны Маргаритой Роблес во время встречи министров обороны стран-членов НАТО в Брюсселе. По словам самой Роблес, Испания «присоединяется к этому проекту на равных с Францией и Германией».

Звучит красиво, особенно если учесть, что истребителей пятого поколения у Испанцев нет. Но равенство, конечно, скорее условное. Пока что New Generation Fighter видится симбиозом немецких денег и французского опыта. Другие страны будут, скорее, на тех же правах, которые есть (или, правильней сказать были) у Турции в рамках программы F-35. 

NGF: что дальше?

Важным событием, которое состоялось уже после подписания соглашения о разработке New Generation Fighter, стала презентация…еще одного концепта европейского истребителя нового поколения. Речь идет о британском Tempest, интерес к которому проявила Италия.

Значимой частью презентации стал показ полноразмерного макета, чем разработчики New Generation Fighter пока похвастаться не могут. Но вообще этот проект видится очень странным, а эксперты не исключают, что в будущем Британия может войти в проект NGF. Причина этого тоже, в целом, понятна. На сегодняшний день ни одна отдельно взятая европейская страна не сможет осилить разработку истребителя шестого поколения, которая может стоить 50 и даже 100 миллиардов долларов. У Британии таких денег просто нет. 

Создать боевой самолет будущего могут только несколько очень сильных, с экономической и научно-технической стороны, стран. А скорее всего, в проекте в том или ином виде будут представлены многие государства мира.

Еще одним минусом для «Темпеста» можно назвать то, что рынок боевой авиации не настолько широк, чтобы вместить сразу несколько мега-проектов. Поэтому успеха добьется либо NGF, либо британский самолет. Последнее, как уже отмечалось, менее вероятно.

Илья Легат, topwar.ru

Тимур Карташов

Понравилась статья? Поделитесь ей в социальных сетях или оставьте комментарий ниже.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.